Skip to main content

Цикл подготовки доклада

1. Идеи на бумажке
2. Перенос в Mind Map, перегрупировка
3. Черновая презентация, только текст
4. Прогон соло, правки
5. Прогон со слушателями, правки
6. Картинки ушли в отрисовку
7. Два-три прогона, мелкие правки
8. Сборка с картинками
9. Финальный прогон

Дедал и Икар

В те далёкие времена, когда у людей ещё не было ни инструментов, ни машин, жил в Афинах великий художник Дедал. Он первый научил греков строить прекрасные здания. До него художники не умели изображать людей в движении и делали статуи, похожие на запелёнатых кукол с закрытыми глазами. Дедал же стал высекать из мрамора великолепные статуи, изображающие людей в движении.

Для своей работы Дедал сам придумал и сделал инструменты и научил людей пользоваться ими. Он научил строителей зданий, как проверять – камнем на нитке, – правильно ли кладут они стены.

У Дедала был племянник. Он помогал художнику в мастерской и учился у него искусствам. Рассматривая однажды плавники рыбы, он догадался сделать пилу; придумал циркуль, чтобы чертить правильный круг; вырезал из дерева круг, заставил его вращаться и стал лепить на нём глиняную посуду – горшки, кувшины и круглые чаши.

Read More

Теория поля

Полевое поведение — понятие, введёное Куртом Левиным для обозначения совокупности импульсивных ответов на внешние стимулы (стимулы окружающей среды), характеризующееся низким уровнем произвольности и преобладанием ориентации субъекта на ситуативно значимые объекты воспринимаемого окружения (в отличие от ориентации на принятую цель деятельности, т.е. на такую цель, достижение которой связано с удовлетворением наличествующих у индивидуума внутренних потребностей и мотивов). Полевое поведение наблюдается, например, у детей раннего возраста.

Ну и кто кого приручил?

«Мы в ответе за тех, кого приручили!» — сказал Лис Маленькому Принцу… И, положа руку на сердце, добился всего, чего хотел. Расчёт был верен, манипуляция точна. Ответственный, нежный, сильный и добрый герой попался…

Как вы уже поняли, я сейчас начну крошить булку, катить бочку и совершать прочие непотребные действия в адрес признанного классика мировой литературы. Какое я на это имею право? Абсолютно никакого. С повадками животных я знакома по книгам других классиков — Даррела, Моуэта, Лоренца, Прайор. У меня нет никакого, даже самого завалящего диплома о психологическом образовании. Моё отношение к филологии ограничивается изучением компьютерной лингвистики и автоматных грамматик. Я математик-программист, а они, как известно, не становятся литературными критиками, практикующими психологами и уж тем более, зоологами. И тем не менее, я берусь утверждать, и попытаюсь доказать, что в тот день, когда Сент-Экзюпери вложил крылатую фразу про ответственность в уста своего Лиса, он оказал миру дурную услугу.

Начнём с участников истории — Принца и Лиса. С первым все ясно. Это абсолютно положительный персонаж, тонко чувствующий, рефлексирующий, и — порядочный. Ему принадлежит авторство многих стереотипов, как-то: «Проснулся, прибери свою планету», «Баобабы надо обязательно выпалывать», «Розу на ночь нужно накрывать стеклянным колпаком»… Одним словом, Маленький Принц — просто мечта любого уважающего себя манипулятора, нехорошего человека, редиски. У Принца есть совесть, на которую легко давить.

Его партнёр — Лис, который сам признаётся в том, что он такой же, как сотня тысяч других лисиц. Лис, чей образ лжеца, пройдохи, плута и хитреца сложился веками и только обрастал новыми подробностями… Легенды, сказки, басни, охотничьи байки с участием лисиц подразумевают, что кого-то обязательно обманут, используют, ограбят, подставят или просто съедят.

И вот существо с такой репутацией, типичный представитель лисьей породы транслирует миру программу Приручения. Лис вдохновенно рассказывает, что он пока дикий. И про то, как каждый день нужно подходить к нему чуть ближе, появляться в одно и то же время. И что, наконец, он привыкнет и станет ручным, особым, единственным Лисом в жизни Маленького Принца.

Принц верит, принимает правила игры и действительно думает, что он тут кого-то приручает. Мало того, застарелое чувство вины перед оставленной им Розой принимается грызть его с новой силой — поскольку некто (не будем показывать на Лиса пальцем) подробно объяснил ему, что положено чувствовать и как себя вести. Лис получил, что хотел — переложил ответственность за отношения на чужие плечи. Такая позиция очень удобна. Потому что в любом случае будет известно, кто виноват. И даже гордое Лисово «Мне не будет грустно, потому что я стану смотреть на пшеничные поля и вспоминать о тебе!» не делает жизнь Маленького Принца легче, а чувство вины слабее…

Возьмусь предположить, что Экзюпери не случайно выбрал на роль приручаемого Лиса. Возможно, он писал детскую сказку для взрослых, с двойным дном, тузом в рукаве и множеством слоев… Чтобы мы думали немного головой и не принимали так безоговорочно красивых и грустных историй. Посмотрите: разработал стратегию, проявил инициативу, объяснил, как себя вести и чем все кончится именно Лис. А Принц лишь выполнил алгоритм. И кто тут был, простите, приручен? Кто тут был диким?

К чему я всё это пишу? Да всё к тому:
«Мы в ответе…» — думаю я и не могу позволить себе разорвать отношения, которые давно себя изжили и мучают меня и партнёра…
«Мы в ответе… А если ты уйдешь, я порежу вены!» — говорит подруге её истеричный кавалер и она верит. И про вены и про ответственность…
«Мы в ответе…» — думаете вы и ждёте, что вторая половинка взвалит на себя некий груз и будет отвечать за качество и продолжительность ваших отношений…

Роль Принца порой мучительна, но в любом случае приятна, поскольку даёт возможность почувствовать себя «хорошим»… Роль Лиса удобна и безопасна, и не дает ощущать себя «плохим»…

«Это же не манипуляция. Он приручил меня. Постепенно. Стал для меня единственным… Уложил в постель… А теперь что? Поматросил и бросил? Я тут ни при чём, это его вина!»

Здравствуйте! А моя-то голова где была? Я что, девочка-Маугли? Росла в джунглях? Совсем дикая? Э-э-э… Уже неприятно. Поскольку упоминание о собственной голове влечёт за собой самостоятельность и ответственность за свою жизнь и поступки. А мне не хочется почувствовать себя настолько взрослым человеком. Куда удобнее цитировать детского классика…

Приручить можно животное. Существо, которое стоит ниже вас по развитию, интеллекту, возможностям. И нести ответственность за его благополучие, поскольку, проживая с вами, животное не может позаботиться о себе. И парадокс — до встречи с человеком любая среднестатистическая кошка успешно решает задачу самообеспечения. А после — не может гадить без «Томаса», не ест ничего, кроме «Вискаса» и спит только на хозяйской подушке. Мы не будем трогать таких экзотов, как сфинксы и персы. Они не живут на улицах. А если вдруг там окажутся, то моментально найдут людей, желающих обеспечить им высококлассный уход…

Наша ответственность — это рыбки в аквариуме, птицы в клетке, собака на поводке…

Но живем мы, спим, едим, строим отношения с людьми. С равными нам по интеллекту, силе, возможностям и правам. Может, уже хватит низводить то их, то себя до уровня пусть хитрого, пусть умного, но всё же зверя?

Конечно, очень приятно при случае ввернуть близкому человеку «Ты в ответе за тех (читай „меня“), кого приручил!». Только не стоит забывать, кому принадлежат эти слова. Лису.

Dixi.